ВНИМАНИЕ!!! У нас изменились реквизиты будьте внимательны, новая информация в разделе: оказать помощь

Не забывайте указывать комментарий (Пожертвование)

Поступило средств в декабре 1 000 рублей | Поступило средств за сегодня: 1000 рублей

Запад вычеркнул из истории семь лет войны» – снайпер Эрван Кастель.

- Эрван, сейчас идут бои за Авдеевку, под которой мы с тобой как раз и познакомились. Тогда ты смотрел на нее через прицел снайперской винтовки. Поедешь ли туда после освобождения, чтобы увидеть ее уже в другом качестве?

¬ Да, конечно. Я надеюсь, что смогу попасть на эти территории, в освобожденную Донецкую Народную республику. И не только в Авдеевку. Я надеюсь, что смогу съездить в Мариуполь, в Константиновку, в Славянск, в Краматорск. Я очень хотел бы посмотрть весь Донбасс – этот прекрасный край, за который я много лет сражаюсь.

- Какие могут быть сложности в процессе освобождения Авдеевки? Насколько это сложная операция?

- В районе Авдеевки у нас возникают не то, чтобы проблемы, но совершенно точно сложности. Сложности эти нам создает тактика украинских военных, которой они придерживаются с самого начала российской военной операции на Украине. Украинские солдаты отказываются сражаться на открытой местности, они избегают столкновений в степи. Они укрываются в населенных пунктах, в городах, и уже из этих городов удерживают оборонительные позиции. У них есть небольшие мобильные группы, много противотанкового вооружения. Поэтому очевидно, что захватить эти города — в которых, к тому же, до сих пор находятся обычные мирные жители — является очень сложной задачей. В Авдеевке же расположен угольный завод, на котором также производятся химикаты. Авдеевский коксохимический завод — главный коксохимический завод в Европе. Если не ошибаюсь, он поставляет от 7 до 10 миллионов тонн угля в год.

На нем также ежегодно производится 80 тысяч тонн химических веществ. Так что в самом городе расположен гигантский склад токсичных химикатов, а это создает угрозу в случае возможных боев и обстрелов. Итак- гражданское население, укрепления, которые украинцы возводили последние 8 лет (поэтому они очень надежные, их крайне сложно разрушить при помощи артиллерии или танков — но не невозможно). И, наконец, присутствие в зоне боевых действий такого важного и потенциально опасного объекта как Авдеевский коксохимический завод. Эти три аспекта являются причинами, по которым так важно освободить Авдеевку, и в то же время создают трудности для ведения боевых действий.

- Эрван, как ты относишься к спецоперации России на Украине, и насколько много европейцев, по твоим оценкам, разделяют эту точку зрения?

- Это вопрос пропаганды Запада. Стоит понимать, что ничего нового здесь нет. Например, в разговоре об украинском кризисе на Западе любят начинать описание проблемы с Крыма — про Майдан больше никто не говорит. Сейчас, когда Россия приняла решение провести специальную военную операцию с целью демилитаризации и денацификации Украины, западные пропагандисты в своих рассуждениях начинают с анализа именно этой операции. Они больше не упоминают войну на Донбассе. Я считаю, что это в высшей степени непорядочно. Это настоящая манипуляция. Ведь вычеркнуть из истории 8 лет войны, 15 тысяч убитых, десятки тысяч раненых и ежедневные страдания всего населения Донецка и Луганска — это не что иное, как преступная пропаганда. Здесь речь идет уже не о журналистской лжи, а о преступном заговоре. К счастью, и на Западе — в той же Франции — есть люди, которые уже очень давно наблюдают за этой лживой западной пропагандой и теперь начинают искать подлинную информацию самостоятельно. Так что да, к счастью, на Западе, во Франции, существуют те, кто разделяет мою точку зрения. Кстати, я поддерживаю с ними тесный контакт. В сегодняшнем конфликте эти люди поддерживают не украинцев — они занимают сторону России.

- Как твоя рука, Эрван?

- Ситуация непростая. Я с нетерпением жду, когда меня прооперируют в специализированной больнице в России. Однако для этого мне необходимо получить особое разрешение. Мне нужны определенные справки для того, чтобы получить возможность лечь в российскую больницу и, наконец, вылечить левую руку. Когда она снова заработает, я смогу вернуться к борьбе на благо Республики».


Нет комментариев Добавить комментарий